Вячеслав Чирикба: Пусть все грузины запомнят аксиому - Абхазия никогда не откажется от независимости | Агентство новостей - GHN | Агентство новостей - GHN
Вячеслав Чирикба: Пусть все грузины запомнят аксиому - Абхазия никогда не откажется от независимости
 Тбилиси 18:45 - 26.02.13 «GHN»
Распечатать4585  Pазмер:        
 Абхазия никогда не откажется от независимости и эта аксиома должна быть известна каждому политику в Грузии заявил де-факто министр иностранных дел Абхазии Вячеслав Чирикба в эксклюзивном интервью агентству «GHN».

Что в настоящее время происходит в грузино-абхазских отношениях, почему политики Грузии должны смириться с независимостью Абхазии, как в Сухуми относятся к новому правительству Грузии во главе с Бидзиной Иванишвили? Об этом и многом другом, рассказал в эксклюзивном интервью с агентством «GHN», впервые отвечая на вопросы какого-либо из грузинских агентств де-факто министр иностранных дел Абхазии Вячеслав Андреевич Чирикба.


- Вячеслав Андреевич, в одном из своих комментариев, Вы отметили, что не хотите разрушить женевские дискуссии из-за непримиримой позиции, но подчеркнули, что не может продолжать участвовать в дискуссиях в старом формате, в связи с чем идет речь о смене формата до уровня делегаций, и упраздни двух рабочих групп. Между тем, в Грузии считают, что «если хочешь разрушить формат - то начинаешь говорить об изменении формата». Не стоит ли абхазская, югоосетинская и российская сторона на пути к разрушению формата? Как вам видится дальнейшая перспектива Женевских переговоров?

- Ныне все участники переговоров в Женеве присутствуют в качестве индивидуальных экспертов, хотя фактически там участвуют делегации сторон - Абхазии, Южной Осетии, Грузии, России, США, плюс представители ЕС, ООН и ОБСЕ. Такой странный формат был навязан участникам в 2008 году в связи с категорическим отказом грузинской делегации участвовать в переговорах на равных с представителями Абхазии и Южной Осетии. Тогда мы согласились на компромиссный экспертный формат. Возможно, это было нашей ошибкой. Но в то время никто не думал, что переговоры настолько затянутся. Однако вот уже более четырех лет мы топчемся на месте из-за упорного нежелания Грузии пойти на подписание соглашения с Абхазией и Южной Осетией о неприменении силы. Кроме того, в рамках нынешнего формата, где все участники официально являются индивидуальными "экспертами", невозможно прийти к подписанию юридически обязывающего соглашения о неприменении силы, либо какого-либо другого совместного документа. Поэтому мы и предложили поднять уровень переговоров от экспертного до уровня делегаций, для того чтобы обладать легитимностью для подписания в Женеве соответствующих соглашений. Хочу подчеркнуть, что без положенного на бумагу соглашения сторон с обязательством о неприменении силы с подписями их полномочных представителей и представителей гарантов данного соглашения (гарантами могут быть Россия, США, ООН, ОБСЕ, ЕС) будет трудно прийти к полноценному урегулированию отношений между нашими странами. Однако, судя по всему, Грузия пока не готова к подписанию такого соглашения. По крайней мере, это относилось к предыдущему правительству. Мы с пониманием относимся к переходному периоду в Грузии, сложившемуся после выборов, и готовы подождать, когда, наконец, будут
сформулированы подходы новой администрации к Женевским переговорам. Если будут предложены конструктивные элементы, готовы их рассмотреть. Но если и от представителей новой администрации на каждые наши предложения мы по-прежнему будем слышать лишь категоричное "нет", то большого смысла в продолжении данных переговоров мы не видим.

- В последнее время, стала крайне обсуждаться тема восстановления железной дороги через Абхазию. Этот вопрос обсуждают как эксперты, так и главы государств - к примеру, президент Армении, который заявил, что по данному вопросу ведутся переговоры. Что же происходит в действительности? Ведет ли Абхазия какие-то переговоры по поводу восстановления сообщения?

- Насколько мне известно, никаких переговоров по данному вопросу Абхазия не ведет. Я не открою большого секрета, если скажу, что особого интереса в Абхазии к открытию железнодорожного транзита через территорию нашей страны нет. И все же, если будут какие-то конкретные и интересные для нас предложения, мы готовы их обсудить, как об этом и заявил наш президент.

- Не секрет, что ваши предшественники, представители правительства Сергея Багапша, активно контактировали с грузинской стороной. Хотелось бы узнать, есть ли у Вас какие-либо контакты с представителями официального Тбилиси, хотя бы на «личном уровне»?

- Помимо Женевы, никаких контактов с грузинскими представителями у меня нет.

- Как Вы относитесь к фигуре и вектору политики Бидзины Иванишвили? Можно ли надеется на определенное «потепление» в отношениях?

- Мы все еще надеемся на возобладание в Грузии чувства реализма в отношениях с Абхазией, хотя жизнь показывает, что каждый раз подобные надежды оказывались иллюзией. Надеюсь, на этот раз будет по-иному. Надо понять, что кровавая война 1992-1993 гг. и последующая блокада разделили наши народы фундаментально, и что восстановить нормальные добрососедские отношения, которые между нами ранее были, теперь очень непросто, на это
потребуется и время, и усилия политиков обеих стран. Грузии нужно, наконец, осуществить процесс реалистической оценки сложившихся после грузино-абхазской войны, и в особенности после августа 2008 года, политических реалий в регионе, и на основе такой реалистической оценки строить свою политику по отношению с Абхазией. Без проявления всеми сторонами политического реализма и прагматизма вперед в наших отношениях мы никогда не продвинемся. Однако пока из Грузии даже от представителей новой администрации поступают довольно противоречивые сигналы. Например, в жесткой риторике МИД Грузии мы видим все те же старые подходы, которые прочно завели наши отношения в тупик. Несколько более позитивные сигналы исходят от Закарейшвили и Аласания, однако, пока и это только риторика. Высказывания нового руководства настораживают - если действительно считают, что улучшив отношения с Россией, можно вернуть Абхазию и Южную Осетию, то это опасное заблуждение. В нашей решимости и способности защищать свои национальные интересы, я думаю, все уже убедились. Простых
решений здесь просто не может быть. В нынешних условиях признание Грузией независимости Абхазии - единственный путь к радикальному и полномасштабному урегулированию наших отношений. Другого пути уже просто не осталось.

- Естественно, что грузинское общество следит за признанием Абхазии на международной арене. Можно ли ожидать в ближайшем будущем признания со стороны новых государств?

- У нас есть все основания полагать, что, несмотря на значительные усилия Грузии и ее союзников - США и Евросоюза - не допустить признания Абхазии другими странами мира, процесс признания будет продолжаться.

- Спустя долгое время, Россия и Грузия все же сели за стол переговоров. У нас есть информация, что это в определенной степени пугает абхазское общество, и есть некоторые опасения, что в один прекрасный день, в силу своих общих стратегических интересов с Грузией, Россия возьмет и «сдаст» Абхазию. Какова Ваша позиция в связи с подобными опасениями?

- Никакой особой тревоги в абхазском обществе по поводу улучшения российско-грузинских отношений нет. Только очень наивный человек может предполагать, что Россия, в угоду сиюминутной конъюнктуре, решит отказаться от прочных союзнических и партнерских отношений с Абхазией и Южной Осетией. Убежден, что этого не будет.

- Вячеслав Андреевич, хотелось бы узнать бывали ли вы в Грузии, есть ли у вас здесь друзья? Какое пожелание вы бы сделали грузинскому народу и новому правительству?

- Я бывал в Тбилиси очень давно, в конце семидесятых годов. В восьмидесятые годы я дружил с востоковедом Ираклием Мачавариани, который, как и я, впоследствии не избежал соблазна занятия политикой. У меня были хорошие отношения с Паатой Закарейшвили, с рядом других грузинских политологов, некоторые из которых, как и Закарейшвили, стали
политиками.Я убежден, что нам следует искать пути восстановления отношений между нашими народами. Но это очень непростая задача. Слишком много негативного ассоциируется в Абхазии с Грузией: война, в которой погиб цвет абхазской нации, последующая блокада, продолжающиеся и ныне усилия Грузии по международной изоляции Абхазии от внешнего мира, и многое другое.
Необходимо понять две вещи. Первое - от независимости мы не откажемся никогда - и эта аксиома должна быть известна каждому политику в Грузии. И второе - произошедшие за последние двадцать лет изменения в отношениях между Абхазией и Грузией носят необратимый характер, возврат назад к ситуации ante bellum невозможен. Исходя из этих двух постулатов, Грузии и следует строить свою политику в отношении Абхазии, если она
действительно хочет изменить отношения между нашими странами к лучшему. Грузияпризнала Абхазию де факто, согласившись вести с нами переговоры в Женеве. Теперь надо сделать психологически нелегкий шаг и признать нашу страну де-юре. Только тогда произойдет прорыв в наших отношениях. Хотя, конечно, останутся и другие непростые вопросы, например, вопрос компенсации за нанесенный во время войны ущерб. И, тем не менее, только такой путь приведет к прочному миру между нашими странами и народами.
Альтернативой этому являются вечная вражда и огромные потери в экономическом развитии наших стран от упущенных возможностей - я имею в виду, в частности, участие в масштабных региональных экономических проектах. Это ни для Абхазии, ни для Грузии абсолютно невыгодно. Так что выбор любой из альтернатив - прочного мира, либо вечной вражды, сейчас за Грузией.

GHN, Беседовала Екатерина Момцелидзе

 

 

Статьи, Аналитика
Генеральный директор Укринформ: Страна уже никогда не будет прежней
 
Интервью
Давид Арахамия: Родина там, где ты стал личностью. Для меня - это Украина
 
Бизнес

Один из двух автомобилей Maserati был выигран в казино «Шангри Ла Тбилиси»

Гиоргий Чумбуридзе: изменение валютного курса оказало влияние на покупки через интернет

Россия постепенно уходит с рынка

UWC "Дилижан" - весомый вклад в будущее

შემოგვიერთდი Twitter - ზე
 
Апрель, 2017
пнвтсрчтптсбвс
     12
89
1516
2223
242930