Заявление от Натальи Золотовой, вдовы Кахи Бендукидзе | Агентство новостей - GHN | Агентство новостей - GHN
Заявление от Натальи Золотовой, вдовы Кахи Бендукидзе
 Тбилиси 10:36 - 29.07.15 «GHN»
Распечатать47518  Pазмер:        
Заявление от Натальи Золотовой, вдовы Кахи Бендукидзе:


Хочу выразить чрезвычайное беспокойство по поводу ситуации, сложившейся в Фонде знаний, двух университетах, созданных моим мужем, и связанных с ними структурах.

В университетах нарастает конфликт, недоверие к способу руководства Фондом знаний и опасения за дальнейшую судьбу двух прекрасных грузинских учебных заведений, успевших заслужить при Кахе надежную репутацию и высокие рейтинги.
Руководство Фондом знаний и принадлежащим ему имуществом передано канцлеру Свободного университета Вахтангу Лежаве путем доверенностей, выданных необоснованно. Так же тайно, без согласований и обсуждений, вносятся изменения в Устав Фонда, утвержденный учредителем Фонда Кахой Бендукидзе. Тамуна Ковзиридзе выдает доверенности, настойчиво заявляя при этом, что работает в другом месте и не имеет больше отношения к делам Фонда. Как известно, любые доверенности выдаются временно, могут быть в любой момент отозваны и выданы кому угодно еще. В то же время они не снимают ответственности с доверителя. Это путь сознательного размывания ответственности, приводящий к отсутствию контроля за управлением и расходами.
Все попытки восстановления прозрачности и контроля за управлением и расходами встречают явное сопротивление или бойкот со стороны тех, в чьих руках после смерти Кахи оказались возможности манипуляции документами. На сегодняшний день они обладают правом бесконтрольного расходования средств и продажи имущества Фонда и университетов, пытаются набрать кредитов и займов, опасно наращивая долги. Они бойкотировали проведение аудита Фондов и университетов силами Тбилисского отделения компании Ernst&Young. Проведение аудита дало бы возможность зафиксировать имущество и состояние дел, оставшееся после ухода Кахи, и защитить все имеющиеся в распоряжении университетов и фондов ресурсы. К огромному сожалению, этого сделать не удалось. Фонд знаний так и не заключил договор с ними и проверка деятельности так и не произошла - без чего не возможны защита имущества, создание полноценного наблюдательного и попечительского совета, обеспечение устойчивого финансирования.

Все разговоры с Вахтангом Лежавой о необходимости создания прозрачной и стабильной структуры будущего управления Фондом и университетами сводились им к стремлению утвердиться в роли полноправного преемника Кахи. В ответ на высказанную мной тревогу о будущем, Вахтанг Лежава заявил, что у него есть другая работа в консалтинге, которая занимает у него немало времени, и он в любой момент может уйти. Стремление к единоличной власти в сочетании с готовностью в любой момент уйти от ответственности - крайне тревожное сочетание для управленца, перед которым стоят огромные долгосрочные задачи.
Несколько дней тому назад я получила письмо, подписанное Вахтангом Лежавой и тремя его коллегами. Оно вызвало огромное беспокойство проявленным в нем непониманием ситуации с наследованием, с юридическим статусом Фонда и обязанностей руководителей Фонда как доверенных лиц. Еще большее беспокойство вызывает поведение тех, кто преследует собственные интересы, прикрываясь именем Кахи. Наша семья, коллеги, друзья моего покойного мужа и очень многие в Грузии разделяют это беспокойство - и это дает мне основания выражаться столь прямо.
Я использую все свои юридические права, чтобы обеспечить прочное будущее Фонда знаний в Грузии. Всё разнообразное имущество, внесённое в Фонд, до каждого лари должно оставаться в нём, должно управляться профессиональным, ответственным менеджментом и служить надежной базой для стабильного финансирования университетов в будущем. Однако люди - и в особенности преподавательский состав - ещё важнее. Уверенность в будущем и возможность спокойной работы необходимы и профессорам, и студентам.

Перехожу к фактической ситуации с наследованием, так как она напрямую связана с будущим Фонда знаний. Как вдова Кахи, я являюсь его наследницей. 16 мая 2015 года я получила свидетельство о праве на наследство, оно было должным образом апостилировано Министерством юстиции Грузии. С февраля по апрель 2015 года я провела много встреч с менеджерами отдельных структур бизнеса моего мужа на основании Свидетельства о праве управления наследством, выданного мне по закону на время до принятия наследства. Свидетельство было также апостилировано Министерством юстиции Грузии, проверено и принято всеми структурами, имеющими отношение к бизнесу Кахи.
Это право предоставляется по закону наследнику, чтобы предотвратить неконтролируемое или недобросовестное управление имуществом, оставшимся без надзора собственника. Я воспользовалась этим правом для того, чтобы не трогая и не нарушая ничего из того, что было оставлено Кахой, постараться разобраться в своем долге и своей роли, как наследницы. В середине мая должен был начаться сложный процесс перехода к новому периоду жизни бизнеса, как для коммерческих, так и для некоммерческих структур, учрежденных Кахой.
Анастасия Гончарова подала против меня сразу два иска: в России за несколько дней до окончания 6-месячного срока, в Грузии - уже после выдачи мне Свидетельства о праве на наследство, и сразу начала добиваться обеспечительных мер в виде запрета на действие Свидетельства. Стало сразу ясно, что за ее спиной появился кто-то целеустремленный и умелый. Им удалось наложить временный запрет на свидетельство, хотя до этого Тбилисский городской суд несколько раз отказывался принимать такое решение.

Сейчас эти меры не дают мне возможности действовать в качестве правопреемника Кахи и начать процесс легитимной реструктуризации активов. Деятельность коммерческих структур, бывших донорами Фонда знаний, под угрозой. Работавшие с Кахой европейские банки отказываются обслуживать бизнес, у которого нет ответственного собственника. Все это будет иметь самые плохие последствия.
Я убеждена, что эти обеспечительные меры в конечном счете будут сняты, а иски отозваны. К сожалению, я уверена, что Анастасией манипулируют и направляют её люди, единственная цель которых - добиться длительного «замораживания» прав наследника и использовать эту ситуацию в своих корыстных целях.
Кто бы ни стоял за Анастасией, они вполне осознают свои цели и последствия отсутствия должным образом зарегистрированного преемника для Фонда. Последняя доверенность была выдана Вахтангу Лежаве 11 мая - за 3 дня до истечения установленного законом срока вступления в наследство. Очевидно, что все последующие действия с участием Анастасии были спланированы. Уже больше 8 месяцев Фонд и имущество университетов находятся в руках тех, кто при жизни Кахи не обладал самостоятельными правами управления, кто теперь управляет без ответственности, прозрачности и контроля, и очевидно стремится сохранить эту ситуацию как можно дольше.

Учитывая эти обстоятельства, я полагаю, что любые усилия, направленные на задержку процесса наследования, независимо от заявленных благих целей, в лучшем случае безответственны и в худшем - просто преступны. Судебные тяжбы легко затеять и трудно остановить, они длятся долго, и когда в плачевном, разоренном положении окажется Фонд знаний и два лучших грузинских университета, на организаторов судебных войн ляжет тяжелая ответственность.

Каха создавал университеты для будущего Грузии. Необходимо сделать все, чтобы сохранить созданные и реформированные им грузинские университеты, обеспечить их стабильное развитие. Я прошу всех, кто хочет того же, объединиться и помочь в эту трудную минуту.

 

Статьи, Аналитика
Генеральный директор Укринформ: Страна уже никогда не будет прежней
 
Интервью
Давид Арахамия: Родина там, где ты стал личностью. Для меня - это Украина
 
Бизнес

Один из двух автомобилей Maserati был выигран в казино «Шангри Ла Тбилиси»

Гиоргий Чумбуридзе: изменение валютного курса оказало влияние на покупки через интернет

Россия постепенно уходит с рынка

UWC "Дилижан" - весомый вклад в будущее

შემოგვიერთდი Twitter - ზე
 
Май, 2017
пнвтсрчтптсбвс
67
1314
2021
2728
30